Новые принципы методики оценки эксплуатационных запасов подземных вод в районах интенсивной эксплуатации (на примере Московского региона)
logo1-color


Новые принципы методики оценки эксплуатационных запасов подземных вод в районах интенсивной эксплуатации (на примере Московского региона)

В статье рассмотрены актуальные для районов интенсивной эксплуатации подземных вод проблемы несоответствия их реального и прогнозируемого состояния, обусловленные существенным превышением запасов, состоящих на государственном учете, над разрешенным и фактическим водоотбором. На основании анализа состояния изученности и использования подземных вод Московского региона разработаны предложения по новым принципам оценки ЭЗПВ в таких условиях. Их основной постулат заключается в том, что все запасы, находящиеся в нераспределенном фонде недр следует отнести к забалансовым, а при расчетах взаимодействующих водозаборов учитывать только фактический и разрешенный в лицензиях на добычу подземных вод водоотбор. Предложен также вариант расчета срезок уровня от взаимодействующих водозаборов путем экстраполяции данных мониторинга подземных вод за многолетний период.

Ключевые слова: эксплуатационные запасы подземных вод, нераспределенный фонд недр, балансовые и забалансовые запасы, разрешенный водоотбор, мониторинг

 

1. СОСТОЯНИЕ ПРОБЛЕМЫ

Возможность рационального использования недр с целью добычи подземных вод определяется, в первую очередь, величиной их эксплуатационных запасов (ЭЗПВ), детальностью изученности (категорийностью) подсчитанных запасов, а также возможностью или доступностью их для освоения (балансовой принадлежностью).

Теория и методика поисков и разведки подземных вод, оценки их ЭЗПВ была достаточно хорошо разработана и широко внедрена в практику в Советском Союзе в 1960-1980-х годах. В последние 20 лет существенного прогресса в этих вопросах не отмечалось.

Исключение составляет широкое внедрение в практику обработки, накопления и передачи информации с использованием компьютерных информационных систем.

Принципиально новыми являются правовая и нормативная базы геологического изучения и добычи подземных вод, основанные на законе РФ «О недрах», «Водном кодексе РФ» и других нормативно-правовых актах. Формально геологическое изучение и добыча подземных вод в настоящее время базируются на правовых основаниях.

Поскольку учение об оценке эксплуатационных запасов подземных вод основано, прежде всего, на разработках прошлого столетия, необходимо проанализировать его соответствие современным требованиям и сформулировать задачи на будущее. Остановимся на основных недостатках, требующих устранения, и задачах следующего этапа развития. В первую очередь они касаются совершенствования методики подсчета запасов и связанных с ней изменений нормативной базы.

1.2. Существующая методика подсчета запасов подземных вод, сформированная в 60-е-80-е годы ХХ века, базировалась на парадигме существенного роста как общего, так и душевого водопотребления, замены многочисленных одиночных водозаборов централизованными. Принятая схема при расчетах взаимодействующих "фиктивных" водозаборов на участках недр с подсчитанными и состоящими на государственном учете запасами требовала учета всей заявленной потребности в воде без ее должного проектного обоснования как на оцениваемом месторождении, так и на освоенных и неосвоенных ранее разведанных.

Фактически жизнь распорядилась по другому:

- общее и душевое водопотребление постоянно сокращается и стремится к европейским нормам;

- строительство крупных централизованных водозаборов - относительно редкий случай, а вот число небольших одиночных водозаборов постоянно растет;

- проблемы землеотвода и застройки земельных участков не позволяют во многих случаях освоить ранее разведанные запасы подземных вод.

В результате все время растет разрыв между общей величиной подсчитанных и состоящих на государственном учете эксплуатационных запасов и реальным водоотбором, что приводит к крайне низкой достоверности прогноза состояния подземных вод по сравнению с фактически наблюдаемым. Это препятствует рациональному освоению недр, особенно в районах с интенсивной эксплуатацией и сложной водохозяйственной обстановкой, т.к. прогнозы оказываются намного более жесткими, чем реально наблюдаемая на протяжении многих десятилетий картина.

Это противоречие существенно усложняет проблему недропользования при выдаче лицензий на добычу подземных вод и освоения предоставленных в пользование для этих целей участков недр и, безусловно, требует разрешения.

Соответственно, требует пересмотра нормативная база, регламентирующая методику и условия подсчета запасов. Целый ряд корректив может быть внесен и в рамках действующей нормативной базы без ее коренной переработки.

Авторы данной статьи совместно с В.А.Грабовниковым и М.В.Кочетковым в течение последних лет посвятили этому вопросу целый ряд статей [ 1, 2, 3, 4 ]. Тем не менее, отметим необходимость продолжения дискуссии по данному вопросу и разработки современной методики оценки ЭЗПВ, отвечающей реальному (современному и прогнозируемому) состоянию подземных вод и обеспечивающей эффективное недропользование в части их геологического изучения и добычи, а также принятия управленческих решений.

В работе [1] было показано, что главное противоречие, возникающее при сравнении реального состояния подземных вод с прогнозируемым, связано с многократным завышением прогнозируемого водоотбора над фактическим, прежде всего, в период 60-90-х годов ХХ века, но продолжающегося и в настоящее время. Причиной этого является существенный разрыв между декларируемыми намерениями об использовании вновь оцененных месторождений подземных вод и их реальным освоением. Достаточно отметить, что из большого числа месторождений, на которых в последние 20 лет проведены поисково-оценочные на воду работы, освоены лишь единицы. Это хорошо иллюстрируется следующими цифрами. За этот период величина ЭЗПВ по РФ в целом (состоящих на государственном учете), увеличилась на 24.3 млн.м3/сут (с 70.7 до 95 млн.м3/сут) или в 1.3 раза, в то время как добыча подземных вод для хозяйственно-питьевого и технического водоснабжения снизилась на 13.7 млн.м3/сут (с 36.7 до 23 млн.м3/сут) или в 1.6 раза. Причем, если сравнивать последнее десятилетие ХХ века с первым десятилетием ХХI века, то отмеченная тенденция практически не изменилась.

Соответственно, возникает многократное завышение расчетных глубин динамических уровней по сравнению с фактически наблюдаемыми за счет "фиктивного" взаимодействия неосвоенных участков недр, ЭЗПВ которых состоят на государственном учете, с вновь оцениваемыми. При этом прогнозные понижения от такого взаимодействия могут многократно превышать расчетные от самого оцениваемого водозабора.

В указанной статье [1] были сформулированы основные последствия, к которым приводит завышение прогнозного водоотбора и глубин уровней, по сравнению с их реальным состоянием.

Основные из этих последствий сводятся к следующим:

1. Отказ в предоставлении новых участков недр для добычи подземных вод из-за невозможности прироста на них запасов вследствие большой величины срезок уровней от фиктивных водозаборов на неосвоенных участках, находящихся в нераспределенном фонде недр.

2. Предоставление права добычи подземных вод новым недропользователям из более глубоких водоносных горизонтов с увеличением глубины скважин и часто ухудшением качества подземных вод за счет повышения содержания сверхнормативных макро- и микрокомпонентов.

3. Завышение размеров зон санитарной охраны за счет расчетного увеличения уклонов подземных вод против реального.

4. Соответствующее завышение скоростей миграции при прогнозах изменения качества подземных вод.

5. Завышение изъятия подземного стока рек.

6. Завышение негативного воздействия эксплуатации на другие компоненты окружающей природной среды, в т.ч. на особо охраняемых территориях.

В результате на фоне существующей эксплуатации и утвержденных под завышенные потребности запасов поземных вод проекты новых водозаборных узлов оказываются нерациональными и более дорогостоящими.

Для более полного анализа возникающих противоречий и выбора путей их преодоления, а также разработки новых методических принципов подсчета запасов был выбран Московский регион.

Выбор этого региона очевиден для читателей журнала. В пределах г.Москвы и Московской области по состоянию на 2010 г. на государственном учете состоит 10.7% от суммарной величины ЭЗПВ по всей России, а объем добычи подземных вод составляет 12.2%. Такой нагрузки на недра нет ни в одном другом регионе РФ. В пределах региона разведаны и состоят на госучете ЭЗПВ по сотням участков недр и выданы тысячи лицензий на добычу подземных вод.

 

2. СОСТОЯНИЕ ИЗУЧЕННОСТИ И ИСПОЛЬЗОВАНИЯ ЭЗПВ В МОСКОВСКОМ РЕГИОНЕ

2.1. Современные напряженные водохозяйственные условия Московского региона обусловлены интенсивным отбором подземных вод на относительно ограниченной территории. В связи с этим оценка их состояния и использования становится важнейшей задачей в составе работ, связанных с обоснованием возможности расширения добычи подземных вод и оптимизации ее по площади и глубине изучаемого и эксплуатируемого разреза. В этом смысле анализ состояния рассматриваемой проблемы является пионерным и при одобрении разработанных предложений органами управления фондом недр и гидрогеологической общественностью они могут быть распространены на другие регионы России с интенсивным водоотбором и большим количеством недропользователей. Поэтому выбор Московского региона для выполняемого анализа, несомненно, является оправданным, хотя по сложности решения задачи ему, пожалуй, нет равных (можно сравнить с ним только район Краснодара).

2.2. Московский регион, включающий в себя г.Москву и Московскую область, крупнейший в стране по численности населения, составляющего на 2010 г. около 17 млн. человек, динамике роста населения и промышленного потенциала.

В составе Московской области находятся 39 административных районов, включающих 80 городов (56 – областного подчинения, 24 – районного подчинения), 72 поселка городского типа, 6130 сельских населенных пунктов. Центром является мегаполис Москва, а районы области расходятся от него секторами. К границам административных округов г.Москвы примыкают земли областных городов, часть из которых взаимосвязана с г.Москвой не только транспортными коммуникациями, но и системами водоснабжения и канализации*.

Регион характеризуется интенсивным использованием подземных вод. В то время как водоснабжение населения г.Москвы практически на 100% осуществляется поверхностными водами, перечисленные выше объекты водопотребления Московской области (как крупные, так и мелкие) используют подземные воды. Причем с уменьшением объема водопотребления доля использования подземных вод возрастает. Лишь крупные города ближнего Подмосковья (г.г.Мытищи, Королев, Химки, Люберцы, Долгопрудный, Красногорск, Балашиха и др.) наряду с подземными используют поверхностную воду Московского водопровода.

Помимо перечисленных городов и других населенных пунктов в области имеется большое количество мелких автономных потребителей – новые современные промышленные предприятия, коттеджные поселки, санатории и дома отдыха и др., число которых неуклонно растет и которые, как правило, используют подземные воды.

Сложившаяся социально-хозяйственная структура региона определила большое число пользователей недр для добычи подземных вод, неравномерно расположенных по территории с их концентрацией в ближнем Подмосковье и отдельных агропромышленных узлах (например, Восточный промузел – г.г.Ногинск, Электросталь, Орехово-Зуево и др.).

В центральной части региона отмечается наибольшая плотность эксплуатационного водоотбора (до 2 л/с·км2), сравнимая лишь с районом г.Краснодара.

Большое число пользователей недр, добывающих подземные воды, определяет сложность учета переданных в их распоряжение участков недр, оценки условий взаимодействия между ними, разрешенного водоотбора и его соотношения с состоящими на государственном учете запасами, а также процесса выдачи лицензий на геологическое изучение и добычу подземных вод на неоцененные ранее участки недр.

Всего по состоянию на 01.01.2011 г. по данным Центрнедра было пролицензировано более 3.7 тыс. участков недр (из них по Московской области – 3.45 тыс.). Количество действующих лицензий, по тем же данным, около 2.7 тыс. При этом число выданных лицензий неуклонно растет. За 2010 г. выдано более 300 лицензии на добычу подземных вод (за 2011 г. – более 400). Они выдаются преимущественно на небольшой разрешенный водоотбор, т.к. при росте числа выданных лицензий суммарный водоотбор по региону не возрастает и даже несколько снижается.

2.3. Большая численность населения и развитая промышленность региона определили и высокую изученность ресурсного потенциала подземных вод на основе исследований, интенсивно проводящихся с 60-х годов ХХ века по настоящее время.

По состоянию на 31.12.2010 г. (по данным ОАО "Геоцентр-Москва") ресурсный потенциал подземных вод региона оценен в 11.3 млн.м3/сут. Запасы подземных вод по сумме всех категорий составляют 10.1 млн.м3/сут3 или около 90% от ресурсного потенциала региона. Запасы, подготовленные к промышленному освоению, составляют 8.4 млн.м3/сут или 83 % от суммы стоящих на госучете запасов подземных вод. Отметим, что запасы категории С2, не привязанные к конкретным водопотребителям, составляют 1.7 млн.м3/сут или 17% от суммарных запасов, хотя их величина в сопоставлении с водоотбором весьма высока. Отметим также, что разведанные и оцененные запасы на территории региона распределены весьма неравномерно.

На государственном учете в Росгеолфонде числится более 490 месторождений (участков месторождений) по Московской области и 80 по территории г.Москвы, всего более 570 участков недр. Это число в 6 раз меньше количества участков, на которые выданы лицензии.

2.4. Основными продуктивными для добычи подземных вод являются каменноугольные водоносные горизонты нижнего, среднего и верхнего карбона, приуроченные к неравномерно трещиноватым и закарстованным карбонатным отложениям.

В результате интенсивной эксплуатации создалась обширная и глубокая депрессионная воронка с центром в г.Москве, неравномерно охватывающая различные водоносные горизонты и комплексы. Наиболее обширная депрессия, радиусом до 100 км, сформировалась в нижнекаменноугольном комплексе.

В среднем карбоне, выходящем на поверхность под маломощные мезо-кайнозойские отложения к югу и юго-западу от г.Москвы, депрессия носит локальный характер. По мере погружения водоносных пластов под отложения верхнего карбона она приобретает региональное развитие. Аналогичная картина наблюдается в верхнекаменноугольных комплексах, развитых к востоку и северу от центра Москвы. Сформировавшаяся депрессия свидетельствует об активном взаимодействии между собой отдельных действующих водозаборов.

К каменноугольным отложениям приурочены практически все состоящие на государственном учете запасы подземных вод.

Отметим, что при высокой изученности факторов, определяющих количественную сторону ЭЗПВ, их качество изучено в значительно меньшей мере. В соответствии с современными требованиями к качеству питьевых вод оно изучено, как правило, только на участках действующих водозаборов. На неосвоенных месторождениях и участках недр, геолого-разведочные работы на которых проводились в ХХ веке, полнота изученности качества подземных вод не отвечает современным требованиям.

Кроме того, следует иметь в виду, что на большинстве месторождений и участков недр качество подземных вод по отдельным комплексам не отвечает существующим нормативам и требует водоподготовки.

2.5. Для полноты картины рассмотрим данные по суммарному водоотбору. По данным ОАО "Геоцентра-Москва" добыча подземных вод в регионе составила в 2010 г. 2.8 млн.м3/сут. Только 2.0 млн.м3/сут, или около 70%, добывается на участках с оцененными запасами. Таким образом, несмотря на высокую изученность ресурсного потенциала региона, еще около 30% добычи требует изучения и оценки.

Разрешенный лицензионный водоотбор составляет 2.6 млн.м3/сут, т.е. несколько меньше фактического, что свидетельствует о неполноте охваченных лицензированием участков недр.

Таким образом, на одну лицензию приходится в среднем около 1000 м3/сут. При наличии ряда крупных и очень крупных водопотребителей, большинство лицензий выданы на малые одиночные водозаборы, что требует особого подхода к их учету и оценке, и обусловливает необходимость разработки упрощенных требований к составлению отчетов по этим участкам.

2.6. Сопоставим данные по отбору подземных вод и их запасам. Суммарный водоотбор (2.8 млн.м3/сут) составляет 28% от стоящих на госучете запасов (33% от запасов промышленных категорий). Перспективы расширения водопотребления представляются практически неисчерпаемыми.

Важнейшим показателем является не только достигнутый водоотбор, но и динамика его изменения за последние годы и десятилетия.

На рис.1 приведены данные ОАО "Геоцентра-Москва" по сопоставлению изменения суммарного водоотбора и величины запасов, состоящих на госучете, начиная с 1984 г. Рост запасов происходит на фоне плавного снижения водоотбора в течение более 25 лет. При этом общее число водопотребителей постоянно возрастает. Из этого факта можно сделать вывод, что на фоне роста числа мелких водопотребителей происходит снижение добычи подземных вод на крупных водозаборах.

statia-1-ris-1

Динамика уровней подземных вод основных эксплуатируемых горизонтов оценивается по скважинам опорной сети государственного мониторинга. Всего по Московской области на продуктивные горизонты оборудованы 104 скважины из имеющихся 185, по г.Москве - 32 из 211. Причем их техническое состояние требует серьезной ревизии.

Рассмотрение, как интегральных закономерностей изменения уровней, так и их динамики по отдельным скважинам опорной сети по основным эксплуатируемым водоносным горизонтам, свидетельствует об отсутствии тенденции к их снижению за последние два десятилетия (рис.2, 3). Напротив, мы видим их неуклонное повышение в последние годы на фоне роста числа мелких водопотребителей. Конечно, плотность государственной наблюдательной сети явно недостаточна для распространения этих выводов на всю территорию региона, в т.ч. на все самые нагруженные районы, но она достаточна для констатации следующего факта – региональное снижение уровней в Московском регионе по основным эксплуатируемым водоносным горизонтам в последние годы не наблюдается.

statia-1-ris-2

statia-1-ris-3

2.7. Все приведенные данные требуют четкой увязки в единой базе данных, характеризующей современное состояние и использование ресурсного потенциала питьевых и технических подземных вод в сопоставлении с состоянием их изученности.

На первый план выходит соотношение состоящих на госучете запасов подземных вод, реального и разрешенного водоотбора. При этом необходимо учитывать, что запасы, находящиеся в нераспределенном фонде недр, в 2.5 раза больше, чем в распределенном. Такое соотношение требует учета при оценке реальных перспектив использования ресурсного потенциала на еще не разведанных или не оцененных участках, находящихся в сфере интересов новых недпопользователей.

2.8. Рассмотрим несколько подробнее состояние запасов, состоящих на госучете. В 1970 г. Московской геолого-гидрогеологической экспедицией совместно со ВСЕГИНГЕО была разработана математическая геофильтрационная модель и на ней выполнена региональная оценка эксплуатационных запасов подземных вод Московского региона по каменноугольным водоносным горизонтам. Протоколом ГКЗ №5935 от 01.04.1970 г. были утверждены эксплуатационные запасы подземных вод по всем участкам недр действующих водозаборов (категория В) с перспективой их увеличения при снижении уровня до глубины допустимых понижений уровня (категория С1) и перспективным участкам недр по так называемым расчетным створам (категория С2). Отметим, что к этому времени оценка ЭЗПВ по конкретным вновь разведанным участкам недр была выполнена лишь в единичных случаях.

Эта работа и соответствующий ей протокол ГКЗ имели огромное прогрессивное значение, поскольку ограничивали произвольный прирост запасов на новых участках недр без учета всей системы возможного водоотбора. При последующей разведке новых участков их запасы утверждались по высоким категориям А+В+С1 за счет снятия с учета перспективных расчетных створов с запасами категории С2. При этом общая величина запасов оставалась без изменения. Если выявлялся дефицит ресурсной базы, с действующих водозаборов частично снимались запасы категории С1, обосновывающие прирост запасов по отношению к водоотбору 1969 г. Частично эти запасы переводились в более высокие категории при переоценке запасов по действующим водозаборам на городских территориях.

При этом всегда протокол ГКЗ от 1970 г. отменялся лишь частично по переоцениваемым локальным участкам недр.

В тех случаях, когда одновременно нельзя было обосновать перспективный водоотбор на новых участках при сохранении действующего водозабора, преимущество всегда отдавалось вновь разведанным участкам. Предполагалось создание крупных централизованных водозаборов на удалении от потребителя взамен небольших городских ВЗУ.

Впоследствии такое развитие ситуации не подтвердилось. Новые разведанные участки не осваивались, а водоотбор на городской территории сохранялся. Реальная жизнь вошла в противоречие с планами развития водоснабжения. Планируемого роста потребления не произошло, а большинство разведанных участков оказались в нераспределенном фонде недр.

В связи с этим протокол ГКЗ от 1970 г. стал тормозом для развития лицензирования и добычи подземных вод на новых неосвоенных участках в соответствии с потребностями недропользователей и уже давно требует отмены. Но эта отмена может быть осуществлена только на базе переоценки и перераспределения запасов, прежде всего нераспределенного фонда недр.

Такая попытка была предпринята, но не доведена до конца в конце ХХ века при выполнении ("Геоцентр-Москва", "Геолинк", "ГИДЭК") новой региональной оценки запасов Московского региона (2002 г.). Работа и, в частности, разработанная в ее составе новая многослойная региональная геофильтрационная модель были одобрены и рекомендованы для использования. Однако, переоценка запасов ГКЗ одобрена не была из-за того, что она затронула участки не только нераспределенного, но и распределенного фонда недр без согласования с недропользователями, т.к. на многих городских территориях запасы подземных вод действующих водозаборов были уменьшены в пользу разведанных, "экологически чистых" участков, находящихся в нераспределенном фонде недр.

В данном отчете впервые были выделены границы 39 укрупненных месторождений подземных вод, охватывающих большую часть площади Московского региона. Не касаясь обоснованности выделения границ, вызвавшей бурные дискуссии, отметим, что в пределы новых укрупненных месторождений попали старые, ранее поставленные на учет, участки недр и месторождения.

В последствии ЗАО "Геолинк" переоценил запасы по 6 административным районам Московской области с отменой более ранних протоколов по их территориям. По другим районам государственный учет остался без изменения, что приводит к полной неразберихе в его ведении.

Так, по г.Москве на учете состоит 80 месторождений и участков недр, подавляющая часть которых находится в пределах МКАД, являющейся границей Московского месторождения. Но к Московскому месторождению отнесены не более 10 участков, разведанных в последние годы. Все это требует несомненного наведения порядка в системе учета, который может быть осуществлен только на базе переоценки и перераспределения запасов нераспределенного фонда недр, но при этом необходимо навести порядок и в учете участков распределенного фонда недр.

Необходимо подчеркнуть, что перспективная потребность в подземных водах Московской области определена в количестве всего 4600 тыс.м3/сут, т.е. в 1.5 раза больше существующего водоотбора и, в то же время более, чем в 2 раза ниже состоящих на государственном учете запасов подземных вод. Однако сложившаяся в последние годы тенденция к снижению водоотбора (на 17% за 1990-1999 г.г. и еще на 7% за последние 10 лет) позволяет усомниться в реальности заявленного водопотребления.

В связи с расширением границ г.Москвы эти цифры могут претерпеть изменения, но совершенно очевидно, что подход к оценке запасов новых участков требует коренного пересмотра.

Необходимость учета при оценке запасов на новых участках всей системы участков недр с оцененными и состоящими на госучете запасами, независимо от перспектив их использования, препятствует развитию реального недропользования. Необходимо подчеркнуть, что на участках распределенного фонда недр реальный водоотбор существенно меньше разрешенного в лицензиях.

2.9. Проблема учета запасов нераспределенного фонда недр при подсчете ЭЗПВ на новых участках, остро стоящая для Московского региона, осложняет их оценку (переоценку) на действующих водозаборах и новых участках недр. Ввиду необходимости учета взаимовлияния реальных и неэксплуатируемых водозаборов на месторождениях нераспределенного фонда расчетное понижение уровней в водоносных горизонтах на больших площадях превышает допустимое. Об этом свидетельствуют многочисленные работы по оценке запасов подземных вод, выполняемые в Московском регионе. Практически везде результаты исследований и прогнозных расчётов вызывают необходимость уменьшения проектных нагрузок на эксплуатируемые в данных городах горизонты, и переходе на использование подземных вод нижезалегающих горизонтов (зачастую с худшим качеством воды). А между тем, Московский регион активно развивается, строится новое жилье, инфраструктура, предприятия, и водоснабжение при этом играет главную роль.

При этом расчетные срезки от влияния взаимодействующих водозаборов могут на порядок превышать снижение уровня от собственного водоотбора.

Таким образом, завышенные региональные срезки уровней от перспективной эксплуатации месторождений (участков) нераспределенного и неосвоенной части распределенного фонда недр, которые формально должны учитываться при прогнозе понижений уровней, препятствуют оценке запасов подземных вод и освоению новых востребованных участков.

2.10. Рассмотрим состояние работ по оценке (переоценке) запасов подземных вод. В последние годы начата работа по устранению накопленного дисбаланса ресурсной базы подземных вод и потребностей развивающейся системы водоснабжения Московского региона. За период 2001-2010 г.г. рядом организаций проведены ГРР и исследования с подсчетом запасов подземных вод на месторождениях (участках) Московской области. В результате снято с госучета около 1.5 млн.м3/сут ранее утвержденных запасов подземных вод, а итоговый прирост запасов за указанный период составил более 850 тыс.м3/сут.

В процессе переоценки часть невостребованных ранее утвержденных запасов из промышленных категорий переведена в категорию С2 с отнесением их к общей площади выявленных месторождений подземных вод. В первую очередь, это выполнено для ряда крупных месторождений с высоким уровнем современного и перспективного водоотбора.

Полученный опыт перераспределения ресурсного потенциала подземных вод, с учетом гидрогеологической обстановки и нужд потребителей в сложных условиях Московского региона, получил положительную оценку Государственной экспертизы (ГКЗ Роснедра). В то же время сами принципиальные подходы к оценке запасов в таких условиях, разработанные еще в начале 70-х годов ХХ века и учитывающие в расчетах все состоящие на государственном учете ЭЗПВ, дополнительно заявленную потребность в воде, а также возможный прирост запасов на участках ранее не оцененных, но перспективных для освоения, остались без изменения. Кроме того, при формальном снятии с учета довольно больших объемов ранее оцененных запасов подземных вод, вследствие отсутствия в настоящее время потребности в них, теряются реальные представления об изученности запасов тех или иных территорий, что осложняет ситуации при возникновении новых потребителей.

Следовательно, требуется поиск и разработка принципиально новых подходов к оценке и переоценке запасов в реальных условиях Московского региона.

Современный уровень изученности гидрогеологических условий Московского региона и водохозяйственной обстановки в ее пределах позволяет выполнить оценку запасов с учетом реальных перспектив развития недропользования и перераспределения ресурсов по территории без потери материалов о реальной изученности запасов даже на участках, где они снимаются с госучета. Одновременно должна быть решена задача уточнения границ месторождений подземных вод и их участков – необходимой основы для совершенствования системы учета запасов подземных вод и их использования, обеспечения лицензирования сотен недропользователей, а также отмены ранее принятых решений по оценке ЭЗПВ и постановке их на государственный учет.

2.11. Основой для переоценки запасов питьевых и технических подземных вод по месторождениям и участкам нераспределенного фонда недр и их перераспределения применительно к задачам развития Московского региона, а также оценки ЭЗПВ по новым участкам недр, предоставленным в пользование для геологического изучения и добычи подземных вод, является создание компьютерной информационной системы.

Последняя включает в себя полный набор фактических материалов по изученности и использованию запасов разведанных и оцененных месторождений (участков недр), в т.ч. эксплуатируемых одиночными водозаборами, а также картографическую базу данных и геофильтрационную математическую модель.

2.12. Переоценка ЭЗПВ Московского региона позволит в сжатые сроки решить существующие проблемы и увязать баланс потребностей водоснабжения населения динамично развивающегося региона с ресурсной базой питьевых и технических подземных вод.

Однако такая работа требует пересмотра сложившейся на протяжении многих десятилетий практики региональной оценки запасов, которая должна базироваться на учете реальных перспектив развития недропользования и данных мониторинга изменения состояния подземных вод. Одновременно требует оперативного анализа состояние нормативной базы, регламентирующей основные принципы оценки запасов подземных вод.

 

3. ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ СУЩЕСТВУЮЩЕЙ НОРМАТИВНОЙ БАЗЫ ПОДСЧЕТА ЗАПАСОВ ПОДЗЕМНЫХ ВОД

Современная нормативная база подсчета запасов подземных вод регламентируются следующими основными документами:

- Классификация запасов и прогнозных ресурсов питьевых, технических и минеральных подземных вод (утверждена приказом МПР России от 30.07.2007 № 195, зарег. в Минюсте РФ 03.09.2007 г. № 10092);

- Методические рекомендации по применению Классификации запасов и прогнозных ресурсов питьевых, технических и минеральных подземных вод (утверждены распоряжением МПР России от 27.12.2007 г. № 69-р);

- Требования к составу и правилам оформления, представляемых на государственную экспертизу материалов по подсчету запасов питьевых, технических и минеральных подземных вод (утверждены приказом МПР России от 31.12.2010 г. №569, зарег. в Минюсте РФ 25.03.2011 г. № 20293).

В качестве объектов подсчета запасов в "Классификации …" фигурируют "месторождения подземных вод" и "участки недр, в пределах которых имеются действующие водозаборы по добыче подземных вод". В "Методических рекомендациях…" дополнительно к указанным выше появляется понятие "часть месторождения".

Согласно "Классификации …" запасы питьевых подземных вод по условиям возможности их использования по целевому назначению подразделяются на две группы: балансовые и забалансовые, которые подлежат раздельному подсчету и учету. Для технических подземных вод забалансовые запасы не выделяются.

Условием отнесения к балансовым является соответствие химического состава воды требованиям законодательства о санитарно-эпидемиологическом благополучии населения и возможность организации зон санитарной охраны проектных водозаборных сооружений.

К забалансовым запасам относятся запасы питьевых подземных вод, качество которых по ряду показателей не соответствует установленным требованиям и (или) на момент подсчета запасов отсутствуют условия для создания ЗСО. Забалансовые запасы месторождений подсчитываются и учитываются в случаях наличия перспективы разработки методов водоподготовки для доведения качества воды до установленных требований и возможности организации в дальнейшем ЗСО.

В соответствии с "Методическими рекомендациями …" на отчетные материалы с подсчетом запасов оформляются заключения уполномоченных органов, в которых производится оценка степени соответствия состава подземных вод действующим санитарно-эпидемиологическим требованиям и возможности создания зон санитарной охраны.

Для месторождений (частей месторождений) подземных вод в неиспользуемых частях недр при переоценке запасов помимо заключений уполномоченных органов необходимо учитывать статус земельных участков. Если последние находятся в частной собственности или долгосрочной аренде, запасы подземных вод следует относить к забалансовым независимо от других условий. Таким образом, в данном документе основания отнесения запасов к забалансовым расширены.

Для районов интенсивной эксплуатации с включенным в государственный учет большим количеством месторождений и участков недр, находящихся как в распределенном, так и в нераспределенном фонде недр, одним из наиболее принципиальных вопросов переоценки запасов является вопрос о принципах и установленных правилах оценки их взаимодействия между собой, в т.ч. с учетом как действующих водозаборов, так и неосвоенных разведанных и оцененных месторождений (участков), запасы подземных вод которых состоят на государственном учете.

Согласно "Классификации …" при подсчете запасов должно быть оценено возможное влияние отбора подземных вод на действующие водозаборные сооружения, а также на месторождения подземных вод нераспределенного фонда недр, учитываемые в государственном балансе"

В "Методических рекомендациях …" требования к оценке взаимодействия для различных категорий запасов сформулированы по-разному.

Для запасов категории A должны быть "достоверно определены условия взаимодействия с другими водозаборными сооружениями".

Для запасов категории В должно быть "оценено влияние отбора подземных вод проектными (или существующими, в том числе подлежащими реконструкции) водозаборными сооружениями на состояние недр (части недр с действующими водозаборными сооружениями, месторождения подземных вод в неиспользуемых частях недр с запасами, поставленными на государственный баланс) и доказана допустимость ожидаемых воздействий".

Для запасов категории С1 используется такая же формулировка, только влияние должно быть оценено "предварительно".

Наиболее подробно охарактеризованы требования к запасам категории С2:

- "имеется информация для оценки влияния на участок недр других водозаборных сооружений и ранее разведанных и оцененных месторождений с запасами, поставленными на государственный баланс";

- "предварительно оценено возможное влияние проектного отбора подземных вод на участке недр на действующие в зоне влияния водозаборные сооружения, а также разведанные и оцененные месторождения подземных вод в неиспользуемых частях недр, с запасами, поставленными на государственный баланс, и обратного влияния этих объектов на оцениваемый участок недр".

В соответствии с "Требованиями…" в раздел "Подсчет (переоценка) запасов подземных вод" должен быть включен "расчет производительности проектного водозаборного сооружения и понижений уровня с учетом взаимодействия с другими месторождениями или водозаборами на предоставленных в пользование участках недр, не имеющих запасов подземных вод, поставленных на государственный баланс".

Термины "распределенный фонд недр" и "нераспределенный фонд недр" довольно часто используются в документах различного характера. Для большинства видов полезных ископаемых очевидно, что к участкам распределенного фонда недр относятся участки, предоставленные в пользование, нераспределенного – не предоставленные. Такие формулировки содержатся, в частности, в годовой форме федерального статистического наблюдения №6-ГР (запасы нефти и газа), в ныне снятом с рассмотрения проекте закона "О недрах". В действующем законе (ст.2) применяются термины "используемые участки" и "неиспользуемые части недр".

Однако для подземных вод, вследствие их особенностей, отличающих их от других полезных ископаемых, трактовка указанных понятий несколько иная.

В 2009 г. вышел "Временный регламент проведения работ по оценке состояния месторождений питьевых и технических подземных вод и их запасов в нераспределенном фонде недр" (утв. Приказом Роснедра от 07.05.2009 г. № 399).

В нем "под месторождениями питьевых и технических подземных вод в нераспределенном фонде недр понимаются разведанные (и/или оцененные) и включенные в государственный учет месторождения, в пределах которых добыча подземных вод из водоносных горизонтов в установленном законодательством о недрах порядке не осуществляется".

При этом "в процессе проведения работ в качестве объектов оценки состояния подлежат рассмотрению также месторождения, в пределах которых предоставлены локальные участки недр для добычи подземных вод с разрешенным в условиях лицензий водоотбором, существенно меньшим (в сумме до 20%) общей величины утвержденных и учитываемых запасов месторождения, и имеется возможность выделения участков месторождения нераспределенного фонда недр".

Таким образом, отнесение месторождения к распределенному фонду определяется не только предоставлением участка в пользование, но и величиной разрешенного отбора в его пределах. Та часть запасов, которую не разрешено отбирать, является нераспределенным фондом – при условии возможности выделения участков недр.

Вопросы учета взаимодействия оцениваемых участков недр, установления балансовой принадлежности запасов, отнесения участков к распределенному (нераспределенному) фонду недр являются ключевыми при оценке ЭЗПВ в районах интенсивной эксплуатации. В следующем разделе будет рассмотрен вопрос о том, что можно сделать в рамках существующей нормативной базы подсчета запасов подземных вод, какие минимально необходимые изменения следует в нее внести для реализации предлагаемой ниже методики и каких радикальных изменений она требует.

 

4. НОВЫЕ ПРЕДЛАГАЕМЫЕ ПРИНЦИПЫ ОЦЕНКИ ЭЗПВ

Принципиальные подходы к решению рассматриваемой проблемы были сформулированы в работах [ 1, 4 ]. В настоящей статье они систематизированы, расширены и дополнены.

4.1. Сложность и многогранность оценки (переоценки) ЭЗПВ в условиях наличия большого объема разведанных и состоящих на государственном учете запасов питьевых и технических подземных вод, большого числа недропользователей, диспропорций между разведанными запасами и их реальным использованием, существенным и принципиальным разрывом между реальными тенденциями изменения уровней подземных вод, установленными по результатам многолетнего мониторинга и их расчетными значениями при оценке запасов привели к следующим выводам:

  • применяемая в настоящее время методика оценки запасов с учетом региональных срезок уровней, определяемых всеми запасами, состоящими на государственном учете, а также дополнительно заявленными потребностями, приводит к существенному завышению прогнозных понижений уровня по сравнению с реально наблюдаемыми;
  • требуется разработка принципиально новой методики региональной оценки запасов, обеспечивающей одновременно возможность переоценки запасов месторождений и участков недр, находящихся в нераспределенном фонде недр;
  • переоценка запасов месторождений (участков месторождений), находящихся в распределенном фонде недр, осуществляемая в соответствии с требованиями лицензионных соглашений, также должна осуществляться на базе вновь разработанной методики.

Естественно, что новая методика в сложных гидрогеологических и водохозяйственных условиях, должна базироваться на изучении предшествующего опыта и материалов, полученных при разведке, эксплуатации, ведении мониторинга, выдаче лицензий, контроля их выполнения, ведении государственного учета.

При решении геологических задач необходимо иметь в виду, что, исходя из имеющихся данных по величине запасов, состоящих на госучете, фактического и разрешенного в лицензиях водоотбора, данных мониторинга за ретроспективный период – задача приведения системы учета к реальному современному состоянию и реальным перспективам расширения и развития недропользования принципиально может быть решена только при условии отнесения большей части запасов, находящихся в нераспределенном фонде недр, к забалансовым и изменения системы прогнозирования с учетом результатов многолетнего мониторинга.

При проведении переоценки запасов должны учитываться:

- реальное соотношение оцененных и разведанных запасов подземных вод и перспектив их освоения применительно к планам развития рассматриваемого региона и реальной потребности в подземных водах;

- прогнозы краткосрочных, среднесрочных и долгосрочных региональных срезок уровней на основе не только результатов гидродинамических расчетов методом моделирования, но и сложившихся тенденций изменения водоотбора и уровней воды по данным мониторинга за весь период наблюдений;

- результаты разведки и эксплуатации месторождений подземных вод за ретроспективный период;

- необходимость перевода из балансовых в забалансовые запасов, которые невостребованы в ближайшей перспективе, но могут быть востребованы при изменении планов развития региона;

- необходимость снятия с учета только тех запасов, которые не могут быть освоены в связи с застройкой территории и другим аналогичным причинам.

Возникшая ситуация требует на первом этапе компромисса между требованиями нормативных документов и необходимостью взаимоувязки принципиальных противоречий между выполняемыми прогнозами и реальным состоянием подземных вод, обусловленным долговременным и интенсивным водоотбором.

4.2. Наиболее принципиальным и требующим радикальных решений является вопрос о методике оценки взаимодействия между действующими и "фиктивными" водозаборами на разведанных и оцененных, но не освоенных участках с запасами, состоящими на государственном учете, а также влияния этих водозаборных участков на вновь оцениваемые.

Решение этого вопроса следует искать на пути разделения при проведении расчетов запасов распределенного и нераспределенного фонда недр с учетом величины фактического и разрешенного лицензиями водоотбора.

Расчеты при подсчете запасов как аналитически, так и с использованием региональных моделей и других компьютерных информационных систем следует выполнять в следующих вариантах, учитывающих:

I – действующие водозаборы на участках с оцененными и неоцененными запасами;

II – разрешенный водоотбор в рамках выданных лицензий на добычу подземных вод и фактический безлицензионный водоотбор сверх разрешенного в лицензиях или при их отсутствии (могут в этом варианте также учитываться водозаборы с оцененными запасами при наличии проектов их освоения);

III – вся система действующих водозаборов, месторождений и участков недр с оцененными и состоящими на госучете запасами подземных вод распределенного и нераспределенного фонда недр;

IV – то же с учетом новых участков, перспективных для освоения.

Расчеты водозаборов на новых участках могут осуществляться на фоне любого из перечисленных вариантов в зависимости от решаемой задачи.

4.3. Основным при оценке запасов подземных вод следует принимать вариант II, при оценке перспектив развития вариант III, а при оценке ресурсного потенциала подземных вод – вариант IV.

Для реализации основного варианта II и придания ему легитимного характера все запасы нераспределенного фонда недр, превышающие разрешенный водоотбор, должны быть переведены в забалансовые.

При этом, если в настоящее время действующими нормативными документами к забалансовым можно относить лишь запасы питьевых вод, качество которых не соответствует питьевым стандартам, либо оцененные на участках земель, находящихся в частной собственности, то в дальнейшем в действующую "Классификацию…" должны быть внесены поправки, позволяющие относить к забалансовым все невостребованные на период подсчета запасы.

При возникновении соответствующей потребности в воде забалансовые запасы переводятся в балансовые при соблюдении необходимых нормативных процедур.

При этом статус забалансовых запасов должен быть безусловно повышен, но учитываться только при оценках возможностей общей величины водоотбора и не учитываться при расчетах конкретных водозаборов.

При расчетах задаваемый водоотбор должен соответствовать не общей величине эксплуатационных запасов, рассчитанных на дату их подсчета, а реальному графику освоения водозабора по очередям. Такой подход должен распространяться не только на проектируемые водозаборы, но и на участки распределенного фонда недр, фактический водоотбор на которых существенно меньше разрешенного.

При выводе водозаборов из эксплуатации запасы по эксплуатируемым месторождениям (участкам недр) должны либо сниматься с государственного учета, либо переводиться в забалансовые в зависимости от причин прекращения водоотбора.

4.4. Для реализации предложенной методики рассмотрим варианты соотношения запасов распределенного и нераспределенного фонда недр.

Все месторождения и участки недр с оцененными и состоящими на госучете запасами подземных вод разделим на следующие группы:

а) разрешенный в лицензиях водозабор соответствует (или близок) величине запасов;

б) разрешенный в лицензиях водоотбор меньше величины запасов, и отнесен ко всей площади оцененного или разведанного участка недр;

в) разрешенный в лицензиях водоотбор меньше величины запасов, но для добычи подземных вод предоставлена только часть месторождения или его расчетного участка;

г) месторождение в целом (или его участок) отнесено к нераспределенному фонду недр, но на его площади имеются участки недр, предоставленные для добычи подземных вод небольшими одиночными водозаборами;

д) вся площадь месторождения относится к нераспределенному фонду недр и на его площади отсутствуют участки, предоставленные для добычи подземных вод.

При этом, к нераспределенному фонду недр при расчетах следует относить все запасы, состоящие на государственном учете за вычетом разрешенного водоотбора.

Таким образом следует говорить не об участках нераспределенного фонда недр, а о нераспределенных между недропользователями запасах подземных вод, состоящих на государственном учете.

4.5. При оценке запасов на новых ранее не оцененных (разведанных) участках недр, соответствующая вновь подсчитанной величина забалансовых запасов снимается с государственного учета. При этом, если в пределах месторождения имеются не привязанные к конкретной схеме водозабора запасы категории С2, в первую очередь, новые запасы оцениваются за счет них. В противном случае, новые запасы оцениваются за счет запасов любой категории, снимаемых с ближайшего к расчетному участка.

4.6. При подсчете запасов на новых участках региональные срезки уровня могут быть определены следующим образом:

- гидродинамическим методом по результатам математического моделирования или аналитических расчетов;

- путем экстраполяции трендов изменения уровней, выявленных по данным многолетнего мониторинга.

В первом случае используются результаты математического моделирования на региональной модели. При этом при расчете небольших групповых или одиночных новых водозаборов срезки уровней от их работы могут быть оценены аналитически, а региональные на расчетный участок сняты с соответствующих карт, построенных по результатам моделирования.

При расчетах новых групповых водозаборов их влияние на соседние участки недр оценивается на региональной или локальной геофильтрационных моделях.

При этом следует подчеркнуть необходимость более широкого использования результатов мониторинга при прогнозировании, как это было задумано при изначальной постановке наблюдений за режимом подземных вод и практикуется в развитых странах.

4.7. При расчетах одиночных водозаборов, долгое время эксплуатируемых при установившемся или даже неустановившемся режиме, для упрощения расчетов шире следует использовать гидравлический метод подсчета запасов, что существенно сократит объемы работ и упростит подготовку отчетов по таким участкам недр.

4.8. Выше рассмотрены вопросы методики подсчета запасов в рамках существующей нормативной базы или требующие минимальных ее корректив.

Более радикальные коррективы нормативной базы сводятся к следующему:

4.8.1. Серьезной переработки требуют действующая "Классификация…" и "Методические рекомендации по ее применению", а также "Требования к составу отчетных материалов". Причем устарел уже и проект "Классификации…", подготовленный рабочей группой ГКЗ Роснедра в 2008 г.

Детальное рассмотрение этого вопроса не является задачей данной статьи, тем не менее, отметим основные направления такой переработки:

- вернуть понятие "эксплуатационные" запасы как расхода водозабора рационального в геолого-экономическом отношении;

- все подсчитанные запасы, не отвечающие этому определению перевести в прогнозные ресурсы, соответствующим образом повысив статус последних, разработав и утвердив положение об экспертизе прогнозных ресурсов подземных вод, и постановке их на государственный учет;

- в этом случае запасы категории С2, относимые к общей площади месторождений, следует относить к прогнозным ресурсам категории Р1, как не соответствующие определению ЭЗПВ, так как относятся ко всей площади оцениваемого месторождения, что не позволяет выделять зону санитарной охраны и во многих случаях рассчитывать срезки на другие водозаборные участки;

- при разграничении "эксплуатационных запасов" и "прогнозных ресурсов" необходимо учитывать, что первые являются понятием "геолого-экономическим", а второе – "геологическим", т.е. при оценке ЭЗПВ наряду с геолого-гидрогеологическими должны рассматриваться технологические (в т.ч., технология водоподготовки) и технико-экономические аспекты их освоения;

- необходимо вернуться к вопросу о приведении в соответствие выделяемых категорий ЭЗПВ и прогнозных ресурсов стадийности геолого-разведочных работ, лицензирования и проектирования, а также допускать опытно-промышленную эксплуатацию на базе запасов категории С1.

С учетом перечисленных предложений (а также принимая во внимание, что категория А (освоенные запасы) не выполнила своего назначения, т.к. освоенные запасы, как правило, квалифицируются не только по категории А, но и по категориям В и С1 - в зависимости от детальности их изученности) возникает целесообразность выделения всего двух категорий запасов: В и С1, соответствующих разведанным и оцененным участкам недр.

В этом случае будут увязаны между собой категории запасов и прогнозных ресурсов, изученность участков недр, стадии поисково-разведочного процесса, лицензирования и проектирования. При этом запасы категории С1, оцениваемые по результатам оценочной стадии будут соответствовать существующей стадии проектирования "П", а категории В, подсчитанные по данным разведки, - разработке рабочей документации "РД" или проекту разработки месторождения подземных вод (участка недр).

4.8.2. Совершенно устарели требования к зонам санитарной охраны, которые в России самые "жесткие" в мире, что, как известно, компенсируется, по определению М.Е.Салтыкова-Щедрина, их всеобщим неисполнением.

Учитывая, что защищенность (уязвимость) подземных вод существенно влияет на размеры ЗСО и ее отдельных поясов, ее оценка должна быть включена в состав подсчета запасов, а критерии защищенности должны соответствовать современному уровню гидрогеологических знаний.

Одним из наиболее актуальных является вопрос о требованиях к качеству природных подземных вод и о принципах и критериях их отнесениях к питьевым, а также разделения пресных и слабосолоноватых подземных вод на питьевые и технические, согласования возможности их использования с органами Роспотребнадзора.

Действительно, как правило, пресные подземные воды, одновременно использующиеся для питьевых и технических целей, отбираются на одних и тех же централизованных водозаборах. Возможно, надо вернуться к прежней формулировке – "подземные воды хозяйственно-питьевого назначения", тем более, что при условии водоподготовки "непитьевые" воды становятся питьевыми (см.статью тех же авторов в данном номере журнала по этому вопросу).

В этой связи совершенно излишне согласование отчетов о геологическом изучении недр с органами, подведомственными Роспотребнадзору. Эти согласования на основе "безликих" экспертных заключений носят сугубо формальный характер. Оценить соответствие качества подземных вод требованиям нормативных документов может любой гидрогеолог.

Согласование с Роспотребнадзором возможности использования подземных вод по заданному назначению и возможности организации зоны санитарной охраны должно выполняться на стадии разработки проекта, а технология водоподготовки - согласовываться в Главгосэкспертизе России, что установлено соответствующими правовыми актами и нормативными документами.

4.8.3. Несомненно, что в состав подсчета запасов должно быть также включено обоснование границ месторождений подземных вод, поскольку современный учет запасов месторождений без установления их границ является серьезным препятствием для учета запасов подземных вод, эффективного и рационального лицензирования геологического изучения и добычи подземных вод.

Таким образом, методика оценки эксплуатационных запасов подземных вод, сложившаяся во второй половине ХХ века, требует критического анализа, совершенствования и пересмотра, так же как и нормативная база этого направления гидрогеологии. Решение сформулированных выше вопросов мы обозначим как задачи второго десятилетия ХХI века.

 

ЛИТЕРАТУРА

1. Боревский Б.В, Грабовников В.А. Достоверность гидрогеологических прогнозов при оценке эксплуатационных запасов подземных вод. Мифы и реальность. Разведка и охрана недр. 2010 г. № 10, с. 3-8

2. Боревский Б.В., Кочетков М.В. Современные проблемы поисково-разведочных работ и оценки запасов пресных подземных вод. В кн. "Питьевые подземные воды. Изучение, использование и информационные технологии: материалы международной научно-практической конференции", Московская область, п. Зеленый, 2011 г., ч.1., с. 55-71

3. Боревский Б.В., Язвин А.Л. Основные этапы развития учения об оценке эксплуатационных запасов питьевых и технических подземных вод в СССР и современной России. Прошлое, настоящее, будущее. Недропользование XXI век. 2012 г. №2, с.44-54

4. Боревский Б.В., Язвин А.Л. Некоторые принципиальные проблемы совершенствования методики оценки эксплуатационных запасов подземных вод и ее нормативной базы (в порядке дискуссии). В кн. "Подземная гидросфера. Материалы Всероссийского совещания по подземным водам Востока России". Иркутск, 2012, с. 289-293

5. Олиферова О.А. Особенности оценки эксплуатационных запасов подземных вод на территориях крупных городов. Разведка и охрана недр. 2010 г. № 10, с. 23-27



* В данной статье приводятся данные до изменения границ г.Москвы.